Сегал Д.М.

Литература как охранная грамота. – М.: Водолей Publishers, 2006. – 976 с.

ISBN: 5-902312-41-8

В книгу Д.М.Сегала, одного из основателей русской школы структурного и семиотического литературоведения, вошли статьи, написанные на протяжении сорока лет, посвященные исследованию русской поэзии и прозы методами семиотики. Первый раздел книги, «Семиотика литературы и истории», включает в себя проблемные статьи о семиотических и социально-семиотических особенностях литературы вообще и русской литературы в частности, особенно под углом зрения проблематики хронотопа в истории. Во втором разделе, «О поэзии смысла», собраны статьи, представляющие собой семантические разборы поэтических и прозаических текстов русских поэтов, хронологически от Пушкина до Михаила Лозинского и Бориса Пастернака. Наиболее обширный фрагмент этого раздела посвящен творчеству Осипа Мандельштама. Третий раздел, «О содержании истории», – наблюдения автора над современной культурой, которая рассматривается в тесной связи с наукой и социальными процессами. Сборник статей Д.М.Сегала издается впервые.

 

СОДЕРЖАНИЕ



Предисловие


СЕМИОТИКА ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОРИИ

Литература как вторичная моделирующая система
Литература как охранная грамота
Литература и история: загадки в пространстве и времени

О ПОЭЗИИ СМЫСЛА

Русская семантическая поэтика как потенциальная культурная парадигма
Русская семантическая поэтика двадцать пять лет спустя
О некоторых аспектах смысловой структуры «Грифельной оды» О. Э. Мандельштама
Взгляд на «Грифельную оду» Осипа Мандельштама через 30 лет
Наблюдения над семантической структурой одного стихотворения О. Э. Мандельштама
Микросемантика одного стихотворения
Память зрения и память смысла (Опыт семантической поэтики. Предварительные заметки)
Фрагмент семантической поэтики О. Э. Мандельштама
Вопросы поэтической организации семантики в прозе Мандельштама
«Сумерки свободы»: о некоторых темах русской ежедневной печати 1917–1918 гг.
Поэзия Михаила Лозинского: символизм и акмеизм
Анализ одного стихотворения А. С. Пушкина
Ранняя лирика Пушкина: структура, семантика, поэтика
Заметки о сюжетности в лирической поэзии Пастернака
Pro domo sua: о Борисе Пастернаке

О СОДЕРЖАНИИ ИСТОРИИ

Эпоха канунов и канун эпохи: 1917–1953
«Смиренная, одетая убого, Но видом величавая жена»: русские вдовы в двадцатом веке
Вехи» и актуальные вопросы социальности и культуры на Западе
«Пропавшие европейцы»: Ассимилированная еврейская интеллигенция в ХХ веке
Культура и искусство на пороге XXI века
Куда ж нам плыть?
Искусство, социальность и наука


ПРЕДИСЛОВИЕ

Для меня это большое и радостное событие – увидеть свои работы напечатанными в Москве. Статьи, собранные в настоящей книге, были написаны на протяжении последних сорока лет. Они посвящены темам, которые волновали и волнуют меня все это время, – творчеству русских поэтов XIX и XX веков, вопросам  поэтики и теории литературы, особенно соотношению литературы и истории, культуре в историческом плане, а также в современной и даже злободневной перспективе. Особое место занимают еврейские мотивы, периодически то выступающие на авансцену, то отступающие на задний план.
Тема литературы как охранной грамоты красной нитью проходит во всех моих работах. Я пытался показать, как формируется структуры такой «охраны», каким образом к ней прибегает отдельный человек, будь-то сам автор или читатель, какими способами может быть охранена целая культура, и, наконец, какие поэтические средства служат для построения охранной грамоты. Теперь надо было бы, наверное, развить и весьма сложную тему потери охранной грамоты, отказа от нее – как читатели и авторы в новых условиях меняют охранную грамоту на нечто иное, и что именно оно собою представляет. Отчасти я затронул эту последнюю проблематику в статьях о культуре.
Для того чтобы читатель мог должным образом воспринять эти работы, надо сделать несколько оговорок касательно обстоятельств их создания и печатания. Ни одна из этих статей первоначально не предназначалась для печатания ни в Советском Союзе, ни, позднее, в России.  Соответственно, в них нет постоянной внутренней оглядки на цензуру, нет и подсознательного  соотнесения с реалиями российской академической обстановки.  Все статьи печатаются без  изменения, в том виде, в каком они были напечатаны впервые. Я предпочел  также оставить в неприкосновенности все полемические, эмоциональные, а иногда и политически спорные, или, как теперь принято говорить, «некорректные» высказывания, которые встречаются в моих работах, и которые теперь, по прошествии многих лет, могут показаться лишними и устаревшими,  Сделано это было по двум причинам: во-первых, все эти выпады и экскурсы во время написания были крайне важными и составляли неотъемлемую часть аналитического рассуждения, так что их устранение роковым образом повредило бы всей работе; во-вторых, любая правка post factum неизбежно внесла бы некоторый фальшивый момент «задним умом крепости».
Моя академическая деятельность проходила в два этапа: первый, с 1960  по 1973 год, в рамках сектора структурной типологии Института славяноведения и балканистики АН СССР, второй этап начался в 1973 году в Еврейском Университете в Иерусалиме. Мои работы первого периода в настоящий том не вошли. Они были напечатаны в изданиях сектора структурной типологии и Института славяноведения в целом, в научных журналах Академии наук, в изданиях тартуской семиотической серии «Semeiotike», а также в тогдашнем замечательном журнале «Декоративное искусство СССР». Эти издания, ставшие памятником самоотверженной научной деятельности их редакторов и издателей, уже принадлежат истории науки и культуры.
Но не менее достойны упоминания  и западные славистические издания, в которых я участвовал, начиная с 1968 года,  и откуда взяты статьи этого тома. Многие из этих изданий также можно причислить к героическому этапу науки двадцатого века. Это  славистический журнал «Internati¬onal Journal of Slavic Linguistics and Poetics», основанный незабвенным Романом Осиповичем Якобсоном, первый, после многих лет разъединения, славистический журнал, в котором под шапкой английского названия журнала печатались статьи на всех славянских языках, авторами которых были ученые по обе стороны тогдашнего «железного занавеса». IJSLP, как его сокращенно все называли, выходил в Гааге, в Голландии, под эгидой издательства Mouton, директором которого был фантастический человек – Peter de Ridder, Это было издательство, где вышли в свет все значительные работы по славистике 50-х и 60-х годов, а также основные классические труды предыдущих десятилетий, в репринтах. Такого расцвета издательского дела в области гуманитарных наук, а особенно лингвистики и славистики, какое было связано с именем Петера де Риддера, уже больше не будет.
У Мутона начал выходить и совершенно уникальный в те годы журнал «Russian Literature», чьим бессмертным редактором вплоть до самой своей кончины был прекрасный голландский русист, знаток Пушкина и Достоевского Ян ван дер Энг. Большой заслугой Яна ван дер Энга было то, что он особенно поощрял и поддерживал исследования по русской поэзии двадцатого века и, особенно, по поэтике акмеизма, которые тогда, в начале семидесятых годов, только начинались. Этот журнал существует и процветает и в наше время под руководством выдающегося хлебниковеда Виллема Вестстейна. 
Много работ вышло у меня в нашей иерусалимской серии Еврейского Университета  Slavica Hierosolymitana, в чьем создании сыграли первостепенную роль мои друзья и коллеги Омри Ронен и Лазарь Флейшман. Мы считали своим долгом поддерживать постоянную живую творческую и деловую связь с коллегами в Советском Союзе и стремились печатать, несмотря на все трудности, работы, созданные там. Наши усилия были бы напрасны, если бы не самоотверженная помощь российских коллег, а особенно, незабвенного Владимира Николаевича Топорова. Память о его высокой личности и благодарность за дружбу, которой он так щедро меня оделял, навеки останется в моем сердце.
В 80-е годы, когда мои интересы устремились в сторону истории, важное место в формировании нового облика исторической науки о России занимала фундаментальная многотомная научная серия «Минувшее» под руководством  безвременно ушедшего Владимира Аллоя. Это было замечательное эмигрантское издательское и научное предприятие, ставившее своей целью борьбу с советской тиранией путем распространения объективной правды об историческом прошлом России. Издания «Минувшего» выходили в Париже под эгидой издательства «Atheneum», которое Володя Аллой собственноручно создал и пестовал.
Особо следует упомянуть и одно не славистическое издание. Это тель-авивский русский журнал «Зеркало» под редакцией неутомимой Ирины Врубель-Голубкиной, журнал литературный и художественный, в котором были напечатаны некоторые самые талантливые авангардистские произведения современной русской прозы и поэзии. Одно время он открыл двери и для моих статей.
Все эти замечательные прошлые и настоящие издания и людей, с ними связанных, я хочу помянуть с чувством признательности и восхищения.
Особую благодарность и признательность я выражаю моей жене Нине Михайловне Сегал (Рудник), чьи любовь и забота были со мной все эти годы. Ей я  с любовью посвящаю эту книгу.

Купить в интернет-магазинах: