Семь веков английской поэзии. В 3-х кн. / Сост. Е.В.Витковский. – М.: Водолей Publishers, 2007. – Кн. 1. – 1032 с.; Кн. 2. – 992 с.; Кн. 3. – 1008 с.

ISBN: 978-5-902312-33-8

Старшие авторы этой антологии, объединившей почти пятьсот имен, родились в последней четверти XIII века; младшие – умерли в начале XXI века. Всё, что скопили в своей творческой сокровищнице народы архипелага, что записали они на английском языке и его диалектах, послужило материалом для перевода. Антология весьма полно отражает работу над этим "заветным наследством" русских поэтов-переводчиков, начиная от старших современников Пушкина – В. Жуковского и И. Козлова, и заканчивая родившимися уже в 1980-е гг., – иначе говоря, более чем за 200 лет. В антологии представлены поэты Англии, Шотландии, Ирландии, Уэльса, Оркнейских островов и острова Мэн. Издание такой полноты предпринимается впервые. Книга может служить учебным пособием как при изучении английской литературы, так и при изучении истории русского поэтического перевода.

 

ГОРСТЬ АНГЛИЙСКОЙ ЗЕМЛИ

 

…Это было в тот самый день, когда родился молодой Гамлет,
тот, что сошел с ума и послан в Англию.
У. Шекспир. Гамлет. Акт V. Перевод М. Лозинского

 

Если верить легенде, 28 сентября 1066 года герцог Нормандский Вильгельм Завоеватель, полководец неполных сорока лет от роду, сойдя на английский берег невдалеке от Гастингса, первым делом съел горсть английской земли. Он привел свои четыреста кораблей именно для того, чтобы стать монархом в Англии, хотя и знал, что прав на английский престол не имеет. Но его отцом был легендарный герцог Нормандский Роберт Дьявол – он не привык спрашивать разрешения на владение тем, чего ему хотелось. Он и к будущей жене – Матильде, дочери Балдуина, графа Фландрского – посватался не совсем традиционно: получив от Балдуина отказ, Вильгельм подстерег Матильду при выходе из церкви, схватил ее, бросил в грязь, избил, вскочил на коня и удалился. От побоев Матильда заболела, но объявила отцу, что выйдет замуж только за Вильгельма Нормандского. Граф сдался, и свадьба состоялась. Но и эта история – скорее всего, легенда. Легендами переполнено европейское средневековье, и более других – английское, самое привлекательное в Европе, чуть ли не самое неизученное.
Столетиями плавила Великобритания в жилах своих детей кровь пиктов, кельтов, скандинавов, англов, саксов – и это еще до нормандского завоевания. А потом… Кто только не прибавился в этот тигель. Последними были, пожалуй, «возвращенцы» – потомки американских поселенцев, решивших вернуться на родину предков. А сейчас у нас на глазах среди английских поэтов стали появляться люди с русскими фамилиями. Что-то еще будет? Третье тысячелетие только началось.
Король Англии и западной половины Франции Генрих II, скончавшийся в 1189 году, знал шесть языков, но английского среди них не было. Трудно сказать, насколько знал английский его наследник, очень мало проживший на родине Ричард Львиное Сердце; разве что младший брат Ричарда, Иоанн Безземельный (1199–1216), должен был как-то говорить по-английски, да и в том нет уверенности. Еще по меньшей мере столетие английское наречие не служило целям изящной словесности, либо же образцы попросту не дошли до нас.
Условно взятый нами при составлении антологии 1300 год, дата странствия Данте по кругам Ада, Чистилища и Рая, для английской литературы – довольно точная дата «начала поэзии». Духовные, а порою и светские медитации Роберта Маннинга из Брюнна и Ричарда Ролла из Гампола создавались именно тогда, то ли годом позже, то ли годом раньше. Из этого зерна и выросло великое древо англоязычной поэзии, ставшее одним из главных «мангровых лесов» словесности в ХХ и XXI веке. Если наложить на даты начала нашей антологии династическую хронологию, то мы выясняем: правил тогда в Англии король Эдуард I «Длинноногий» Плантагенет (1272–1307), внук Иоанна Безземельного, начавший правление с присоединения к своим владениям Уэльса, а за год до смерти ненадолго (до трагического поражения при Баннокберне) покоривший Шотландию. Великий воин, несимпатичный, суровый король, изгнавший в 1290 году из Англии евреев, тем не менее оказался современником первого из великих английских поэтов – Ричарда Ролла. «Время само разберется – кто чей современник», – скажет много столетий спустя Теодор Адорно. Узнай английский король, что он – современник нищего монаха из Гампола, он бы долго и весело смеялся. А для Ролла дело кончилось бы донельзя невесело. Однако Ролл умер лишь в 1349 году, во времена «черной смерти» – самой страшной эпидемии чумы, какую знала Европа за всю свою историю. Чума косила нищих, королей и поэтов, не разбирая чина и звания; лишь ко временам Колумба, полтора столетия спустя, численность европейского населения достигла прежнего уровня.
Рассказать в кратком предисловии историю английской поэзии совершенно невозможно. Даже в самом скупом, конспективном варианте к трем томам понадобился бы четвертый, и ориентироваться в нем было бы невозможно: составитель антологии должен стремиться к полноте подбора материала, и не более. Писать учебники и давать оценки будет кто-то другой. Довольно и того, что у нас столетиями велись рассуждения о поэтах, ни единой строкой русскому читателю не известных. Нередко это приводило к комическим результатам: Д. М. Петрушевский объявил в 1941 году поэму Уильяма Лэнгленда «Видение о Петре-пахаре» «памятником крестьянских восстаний и за¬щиты угнетенных трудящихся» (это поэму-то монаха-визионера с ее апокалиптическими картинами); Р. Я. Райт-Ковалева писала в биографии Роберта Бернса, вышедшей в серии ЖЗЛ, что «...робкая муза Рамзея шла по шотландской земле в городских башмачках и пела за чайным столиком, в гостиных под аккомпанемент арф и спинетов», – читатель может найти в нашей антологии стихи Аллана Рэмси, в которых престарелая бандерша перед смертью делится секретами своего искусства зарабатывать деньги с юными мастерицами – ну не иначе как «под аккомпанемент арф и спинетов». И подобных примеров «так называемого вранья» (хочется верить, не намеренного) можно привести многие тысячи. Писать нечто, прямо противоположное истине, стало у нас почти традицией. Хуже: иной раз создается впечатление, что историю английской если не литературы, то поэзии у нас писали по рецепту Могильщика из пятого действия «Гамлета», только нашего особого Гамлета вместо Англии услали в Россию. Почему? Боюсь, что объяснение дано одним из тех великих поэтов, что стояли у истоков русской традиции перевода английской поэзии. Беда одна, вечная, всё та же: «Мы ленивы и нелюбопытны».
Пересказать историю всей английской (и не только английской) поэзии, повторюсь, тут невозможно, но нельзя вовсе оставить издание без справочного аппарата. Отчасти выход отыскался в том, что читатель найдет в нашем издании биографические справки о почти пяти сотнях поэтов, чьи произведения публикуются здесь.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Если говорить о «заветном наследстве», скопленном для нас и для более дальних потомков двумя столетиями трудов поэтов-переводчиков, окажется, что этого материала для нашей антологии совершенно недостаточно. К тому же многое, отрадное сердцу русского читателя само по себе, в современном понимании этого термина перестало быть собственно поэтическим переводом: вспомним лишь переложение «Сельского кладбища», юношескую работу В. Жуковского, которую он «перелицевал» в 1839 году – переложил элегию Грея гекзаметрами. Романтик оставался верен себе; он считал, что это его элегия. Но в антологии Гербеля эти гекзаметры для 1875 года стали анахронизмом: метод не выжил.
Конечно, 1970-е и 1980-е годы кое-что прибавили к прежнему достоянию, однако не будем забывать: времена царили цензурные, слово «Бог» не только следовало писать с маленькой буквы, но и лишний раз упоминать не полагалось, поэтому религиозная поэзия, всегда составлявшая в европейских литературах немалую долю, почти не могла просочиться в печать. С другой стороны, практически возбранялось появляться в печати чему-либо фривольному. Перемена, наступившая в конце 1980-х, была слишком краткой: рыночные отношения 1990-х годов сказались на качестве издаваемой литературы – и поэзии в частности – убийственно, и лишь к концу 1990-х возникли предпосылки для нормальной литературной работы. Я как раз обсуждал перспективы издания, подобного нынешнему, и его состав с Андреем Сергеевым, крупнейшим русским переводчиком англоязычной поэзии в ХХ веке, моим другом и соседом… но именно тогда, переходя Садовое Кольцо, Сергеев стал жертвой автокатастрофы. Не будучи в силах сделать что-то большее, я считаю своим долгом посвятить нашу трехтомную антологию его памяти.
Именно тогда была всерьез начата работа над «Семью веками английской поэзии», в частности – над архивами переводчиков прежних лет. Сколь ни печально это констатировать, но в фондах мастеров нашлось не столь уж много шедевров, а многое как было недоступно в прежние годы, так недоступно и теперь. Из архивных материалов, доступных на 1998 год, следует отметить лишь «Антологию английской поэзии» под редакцией Н. Гумилева (М., 2000), сложенную из неизданных материалов издательства «Всемирная литература» (1918–1924), хранящихся ныне в фонде издательства «Academia» (РГАЛИ). Но и оттуда удалось взять немногое: несколько переводов из У. Вордсворта, Дж. Г. Байрона, Д. Г. Россетти. Кое-что (в частности, перевод баллады Р. Л. Стивенсона «Вересковый мед») отыскалось в архиве выдающегося поэта С. Петрова. Таких находок очень мало, если даже прибавить к ним то, что извлекли со дна письменных столов (теперь – компьютеров) наиболее известные переводчики нашего времени. Короче говоря, не менее половины книги предстояло переводить не столько заново, сколько впервые.
На это ушло приблизительно десять лет работы. Не буду вдаваться здесь в технологические детали, но если бы не сайт «Век перевода» (www.vekperevoda.com) и вот уже несколько лет функционирующий при нем Международный интернет-семинар поэтов-переводчиков, – антология физически не была бы подготовлена к печати ни за десять, ни за пятью десять лет. В работе приняли деятельное участие переводчики из разных городов и стран: М. Виноградова, Н. Винокуров, В. Вотрин, Е. Галахов, А. Гришин, М. Калинин, А. Калинина, Дж. Катар, Е. Кистерова, А. Круглов, М. Лукашкина, К. Манасенко, И. Полякова-Севостьянова, В. Резвый, М. Савченко, А. Серебренников, В. Симанков, Я. Старцев. Поделились своими «запасами» старшие переводчики: С. Александровский, М. Бородицкая, Ю. Брызгалов, М. Вирозуб, Т. Грингольц, Г. Зельдович, О. Кольцова, Г. Кружков, В. Куллэ, С. Минаков, А. Парин, А. Петрова, А. Прокопьев, В. Савин, С. Степанов, В. Топоров, Е. Фельдман, М. Фрейдкин, С. Шоргин. Участие переводчиков советского времени самоочевидно: нужно упомянуть многих, от В. Васильева, М. Гаспарова, Ю. Даниэля, В. Левика, Д. Орловской, В. Потаповой, О. Румера, М. Талова, Арк. Штейнберга – и до И. Бродского, Н. Горбаневской, И. Озеровой, М. Квятковской, И. Комаровой, В. Микушевича. Всех всё равно не перечислишь. По соображениям авторского права мы не смогли воспользоваться лишь переводами Н. Гумилева и С. Маршака.
По тем же соображениям в антологию включены только произведения поэтов, родившихся не позднее 1920 года, а стихотворения, опубликованные после 1950 года, могут быть исчислены единицами – их ровно столько, сколько требовали того образовательные программы, демонстрирующие английскую, шотландскую, ирландскую, валлийскую поэзии первой половины истекшего столетия.
Общее число переводчиков в нашем трехтомнике огромно и могло бы быть вдвое больше, будь у нас вдвое больше времени на работу. Но когда-то надо ставить точку. Старший из переводчиков этой антологии родился в 1779 году, младший – в 1988 году. Первый перевод из числа вошедших в нее сделан в 1802 году, последние переводы делались перед сдачей книги в производство, в 2007 году. Так или иначе, идет уже третье столетие русской англомании.
Тех же, кого нужно поблагодарить за помощь в работе над антологией, мы называем в третьем томе, перед справками об авторах.
Во всяком случае, когда мы начинали это предприятие – огромную, служащую и учебным, и эстетическим целям антологию английской поэзии за почти семь веков, – нам не верилось, что работа когда-либо будет окончена.
Однако же вот она, книга, – у вас в руках.

 

Евгений Витковский

Купить в интернет-магазинах: