Калинин М.

Сонеты о русских святых. – М.: Водолей, 2016. – 136 с.

ISBN 978–5–91763–326–8

Максим Калинин родился в 1972 году в Рыбинске. Автор книг стихов «Тёмный воздух» (М., 2008), «Часовые над Шексной» (М., 2014) и «Медленная луна» (М., 2016), а также книги переводов: Т. Прингл. «Африканские зарисовки» (М., 2010). Стихи и переводы публиковались в антологиях «Семь веков английской поэзии» (М., 2007), «Лучшие стихи 2010 года» (М., 2012), «Лучшие стихи 2011 года» (М., 2013), «Поэтический атлас России» (М., 2015) и в периодике: «Дружба народов», «Иностранная литература», «Москва», «Новый мир», «Октябрь», «Урал» и др. Лауреат премии за поэзию журналов «Москва» (2002) и «Урал» (2009).
Лирика Максима Калинина одновременно эпична, духовна и исторична. Стихотворения из цикла «Сонеты о русских святых», частично печатавшиеся в периодике, впервые собраны в книгу.





Преподобный Антоний Печерский,
основатель Киево-Печерской лавры и первоначальник иноков российских
983–1073
(память 10 / 23 июля)


Два раза уходил он на Афон
И дважды зван был Господом обратно
На Русь. Сыра-земля бессчётновратна –
Руками глубь искапывает он.
Холмов любых странноприимен склон,
И тьма пещер пустыннику приятна,
Что из души вытравливает пятна
И взоры направляет в небосклон.

Обители, взращённые на злате, –
Не те, что на Господней благодати.
Антоний душу выплакал дотла
И вымолил Печерской церкви милость –
Как дерево из темноты взошла
И над землёю русской разветвилась.


Афон (Святая Гора) – полуостров в Эгейском море. Одно из наиболее чтимых мест православного мира.


Преподобный Феодосий Печерский,
игумен Киево-Печерский
† 1074
(память 14 / 27 августа)


Сиял как светоч, в небе отражаясь,
Игумен, ярче звёздных маяков.
И говорили без обиняков:
Таилась в нём печерской веры завязь.
Коль, на добро церковное позарясь,
Случался враг поблизости каков,
Печерский храм взлетал до облаков,
На воздухе высоко утверждаясь.

Когда стал тесен братье монастырь,
В небесную взглянул игумен ширь:
Сквозь ночь над ветхой церковью сиянье
Огромной перекинулось дугой
На холм, где вскоре вырос храм другой –
Вместительное каменное зданье.


Преподобный Варлаам,
игумен Печерский
† 1065
(память 19 ноября / 2 декабря)


Приехал светлый всадник Варлаам
Душой отведать мёд Печерской веры,
Три старца увели его в пещеры,
Но гнев отца нашёл его и там.
Боярин задал трёпку чернецам,
А сына взял домой, сердит без меры,
Но тот, навозный дух – не запах серы,
В пути зашёл в навоз по самый срам.

Отец препоручил бродягу страже,
Сидел тот, на замок замкнувши рот,
Не пил, не ел, казалось – может год
Он просидеть вот так, невесты даже
Не приласкав. Махнул рукой отец
И птицей дом покинул сын-чернец.


Преподобный Матфей
Прозорливец Печерский, в Ближних Пещерах почивающий
† 1088
(память 5 / 18 октября)


I

Однажды он увидел, как во храме,
Служивым обрядясь, гуляет бес.
Протёр глаза, но чёрный не исчез,
И продолжал шататься меж рядами
Молящихся и липкими цветами
Бросаться – всех, к кому прилипнет, чрез
Мгновение, – о чудо злых чудес! –
Из церкви уносили ноги сами.

Ещё такой с Матфеем случай был:
Стоял он раз на утрене со всеми,
Игуменствовал Никон в это время,
Но, может быть, – служил не в меру сил,
Глаза Матфей на Никона возвёл
И видит – перед ним стоит осёл.


Никон – Преподобный Никон, игумен Киево-Печерский (память 23 марта / 5 апреля).


II

Огромная свинья, всем свиньям матка,
Копнула рылом землю у ворот
На монастырский двор – и дальше прёт.
Верхом – лукавый, бьёт под рёбра пятка,
Другие рядом, более десятка,
Вокруг хавроньи топают вразброд.
А страхолюдны – оторопь берёт,
Тоска снедает душу без остатка.

Сидел под колокольнею монах,
Спросил без тени ужаса в глазах:
«Куда идёте вы? Чего вам надо?»
«Идём за Тоболковичем!» – провыл
Вожак. Потом узнали – Михаил
Ходил за монастырскую ограду.


Михаил Тоболкович – монах Печерского монастыря.


Преподобный Стефан,
игумен Печерский, епископ Владимирский

† 1094
(память 27 апреля / 10 мая)


На Клове он гостил по Божьей воле.
Однажды ночью вышел – тишина:
А над Печерской церковью видна
Зарница – встала, словно на приколе.
Слова дрожали в старческом глаголе,
Стояла редким дыбом седина:
«Знать, мощи обрели!» И – в стремена,
И полетел галопом через поле.

«Должно быть – Феодосия!» – поёт
В мозгу. И вдруг – рассыпалась зарница
На тысячу свечей. Уж виден вход
В пещеру. Сердце как перепелица
Вспорхнуло: плащ простёрт, небес теменей,
И мощи. И не стало вдруг огней.


Клов – река в Киеве. Игумен Стефан был по навету изгнан из Печерского монастыря и построил монастырь на Клове, откуда был призван во Владимир-на-Волыни (Владимир-Волынский), где принял сан епископа.
Феодосий – Преподобный Феодосий Печерский, игумен Кие­во-Печерский.


Преподобный Агапит Печерский,
врач безмездный, в Ближних Пещерах почивающий
† не позже 1095
(память 1 / 14 июня)



Варил себе коренья в черепке
И потчевал больных такою пищей,
Молясь при том – и смерть, как жалкий нищий,
Несчастных покидала налегке.
Оставлено боярином в тоске
Армянского целителя жилище,
Едва узнал он, в сердце пепелище,
Что жизнь его висит на волоске.

В Печерский монастырь искать защиту
Примчался он и – прямо к Агапиту.
А у того уже вскипел отвар.
Поправило варёное коренье
Здоровье бедняку в одно мгновенье,
Молитвы утаив целебный дар.


Преподобномученик
Евстратий Печерский

† 1096
(память 28 марта / 10 апреля)


Он сбыт в Корсунь, попавши в плен к татарам.
Свирепствовал хозяин-иудей,
Он голодом любил морить людей,
Его предпочитая прочим карам.
Евстратий звался постником недаром:
Без пищи мог прожить он сорок дней.
Прошло всего четырнадцать. «Верней
Убить его!» – решили в гневе яром.

На праздник Пасхи постник был распят
Под крики: «Проклят всяк висяй на древе!»
«Не я, а ты сойдешь в кромешный ад!»
Проткнул его копьём хозяин в гневе,
И – в море. Там, где труп в волнах исчез,
Свершилось после множество чудес.


Корсунский – Корсунь – древнерусское название Херсонеса Таврического, полиса на Гераклейском полуострове.


Преподобный Пимен
многоболезненный, Печерский, в Ближних пещерах почивающий
† 1110
(память 7 / 20 августа)



«Болезный брат мой, доля наша смрадна.
Сидельцы наши загнушались нас.
Воды не подадут в урочный час.
Восстав, ты смог бы послужить изрядно
Таким, как мы с тобой?» – «Я был бы рад». Но,
Когда Господь услышал старца глас,
Брат исцелённый не казал и глаз
К болящему и жил себе отрадно.

Но вдруг нутро зажгло ему огнём,
Три дня подряд он мучился от жажды,
То бился в корчах, то лежал пластом
И попрощался с жизнью не однажды.
Сказали старцу Пимену, а тот:
«Что сеет человек, то и пожнёт».

Купить в интернет-магазинах: