Немировская Ю.

Вторая книжечка: Стихотворения. – М.: Водолей, 2014. – 80 с.

ISBN 978–5–91763–213–1

Юлия Немировская – поэт, прозаик, литературовед. Окончила филологический факультет МГУ (1984), там же защитила кандидатскую диссертацию (1990). С 1991 года живет в США; преподает в Орегонском университете.
В 1980-е гг. входила в группу поэтов «новой волны», была участницей московского семинара К. Ковальджи и членом клуба «Поэзия». Стихи, проза, статьи и книги публиковались в «Литературной газете», в журналах «Юность», «Знамя», «Русская речь», «Окно», «Воздух», в издательстве McGraw-Hill и др., переводились на французский и английский языки. Первая книга стихов, «Моя книжечка», вышла в 1998 г. Во «Вторую книжечку» вошли стихотворения последних лет.





* * *

К тем, кто стихи мои читает,
Моя душа благоволит,
Она им откровенно льстит,
Вино в стаканы льет,
И стоит им глаза закрыть, –
Она тотчас же улетает
За них святителей просить
В тиши небесных сот.

Пока последний светлый глаз
Плывет над освещенной строчкой,
Моя душа живет,
Я вся живу над тем из вас,
Кто, сумасшедший, одиночка...
И волос с головы его
Вовек не упадет.



* * *

И вилка и ложка, как мама с папой,
В мильонный раз глядят на меня,
И рот открывает разиня тапок,
И света пугается простыня.

Встаю, и ложусь, и встаю: привыкла
Настолько, что жаль уходить туда,
Где свет, говорят, и всегда каникулы,
И мчатся к морю все поезда.



ВЗГЛЯДОМ

Стоит синагога по шейку
В неправдоподобном снегу.
Хоронят старуху-еврейку.
Ни слова понять не могу.

Неясно ни кто там, ни что там,
Хоть вижу: взлетает душа
Старухи к сионским высотам,
И взглядом боюсь помешать.



ЭШЕР

Стая маленьких ящериц
Превращается в птиц;
Птицы – в сумрак, дымящийся
Миллиардами лиц.
Все кипит, перемешано,
Праздник метаморфоз.
Мне б хоть ящеркой Эшера,
Но туда, где есть воз-
дух.




ЕВЫ

Эти камни как будто бы плачут под нами,
Всем мы в тягость, и даже снегу.
Вот бы тихо бежать, не касаясь ногами
Земли, а собой – человеков.

Сверху будем мы просто как черные точки,
Божьи очи не засоряя,
И как черточки сбоку, и скажет Он: дочки,
Зачем я вас выгнал из рая?


АДАМ

Имя дереву – дерево, вода – воде:
Уходи, если хочешь, иди в нигде.
Только где и нигде, вот что Он нам дал
Выбирай: есть никто и есть я, Адам.

Ты – ты женщина: это имя твое.
Ты трава или глина, ты так, сырье.
Я Адам и всему даю имена,
И тебя обнимаю, раз ты жена.

А не хочешь – не надо, я слезами сыт.
Попрошу, и Он сотворит Лилит.



СЕРАФИМЫ

В середине самой неба
Плавал синий Божий глаз –
Отвязавшаяся лодка.

Скучно ангелам двуглазым:
Подари нам, Боже, разум.
Хочешь – крылья забери,
Только дай нам труд по силам,
Пятипалым, шестикрылым.

Мы тут попусту горим.



ДЕРЖАВИН

Нас клонит в сон.
Восьмидесятилетний Либан
Старческий рот кривит и воздух жует, надменно
В век восемнадцатый, маг или шарлатан
Втискивает, на чужие колени.
Даже во сне речи его завораживают.
Ночью луна город собой загораживает,
И распадается связь
Слов и вещей: потемки, сиятельный князь!
Я расскажу, все расскажу им, проснясь,
Просинеснувшись, поднясь, написано: днесь
Днесь трепещите – вот оно, вот оно, утро,
Утлые утки полощутся в блеклой воде.
Лебедь изжарен. Шумно ужасно. Ныряльщик,
В небо, скорее,
Кожа перната пока
еще.



ВДОЛЬ МОРЯ

Кричите громче песка
Чтоб город вышел на крик
И говорите пока
Но уже забыли язык

Немое время идет
Никто не судится с ним
Кричит в ночи идиот
Идиот ведь станет святым

Я сумасшедший щенок
Плача за вами бегу
Подступает моря клинок
К темноте в собачьем мозгу

Мельтешит вода, над водой гора
Я могу вернуть что было вчера



И ХОТЯ

И хотя проклинала я вас, слова –
Ничего у меня, кроме вас.
И хотя проклинала я вас, друзья –
Никого у меня, кроме вас.
И хотя не могу видеть те места,
Где хожу, говорю и сплю –
Кроме них у меня одна пустота.
Я кричу: не люблю –
Но люблю.


МОЛИТВА

Господи, пусть я умру и никто не умрет.
Я о другом у Тебя не прошу наперед.
Господи, только одно: когда время придет,
Пусть я умру, только я, и никто не умрет.

Купить в интернет-магазинах: