Гёльдерлин Ф.

Огненный бег: Стихотворения, гимны, оды, элегии, песни, эпиграммы, наброски / Пер. с нем. Владимира Летучего. – М.: Водолей, 2014. – 168 с. – (Пространство перевода).

ISBN 978–5–91763–210–0

Фридрих Гёльдерлин (1770−1843) – современник Гёте и Шиллера, оказавший главенствующее влияние на всю последующую немецкую и мировую литературу. Забытый ещё при жизни, Гёльдерлин через полвека заново открылся новым поэтическим поколениям. «Он, как молния, разорвал небо и явил нам потрясающие отражения. Он омолаживает язык и тем самым омолаживает душу», − писал о нём основоположник немецкого символизма Стефан Георге. Своим учителем его называли Райнер Мария Рильке и Пауль Целан; о нём, певце Эллады, создателе знаменитого романа «Гиперион» и проникновенном лирике, М. Цветаева сказала: «Шел назад, а смотрел вперёд».
Два века назад Гёльдерлин написал: «Я люблю человечество грядущих столетий». Каждое новое время открывает поэзию Гёльдерлина по-новому − и всегда с любовью. В настоящем издании представлены избранные произведения Гёльдерлина от самых ранних до самых поздних; впервые публикуются стихи и наброски, написанные в «годы безумия». В названии сборника и оглавлении разделов использованы строчки из стихотворений поэта. Многие вещи переведены на русский язык впервые.
Книга предназначена для самого широкого круга ценителей классической поэзии.




БОГИ БРОДИЛИ КОГДА-ТО…
[GÖTTER WANDELTEN EINST…]

Боги бродили когда-то прилюдно – и чудные музы,
И молодой Аполлон, одухотворённый, как ты.
Ты для меня, как они, как если бы кто из бессмертных
В жизнь меня бросил, иду, и лик героини моей
Всюду со мной, где терплю и творю я с любовью,
Всем, что имею, до смерти обязан лишь ей.

Дай же нам жить, о ты, с кем страдаю и с кем
Всею душой и верой стремлюсь к временам
лучше этих.
Всё же – живём! И узнáют ещё в грядущие годы
Люди о нас, об обоих, если гений значим для них,
Скажут: творить одиноким себя удавалось, любя,
Лишь от богов им открыт мир более тайный, чем этот.
Кто лишь о бренном печётся, тех принимает земля;
Но ближе к свету идёт, выше, к эфиру, наверх,
Кто внутренней верен любви, дышит божественным духом,
Надеясь, терпя, и в тиши сам побеждает судьбу.



СМЕРТЬ ЗА РОДИНУ
DER TOD FÜRS VATERLAND

Ты близко, битва! Юноши вниз с холмов
Бегут, как волны, прямо в широкий дол,
Откуда рвутся вверх вандалы,
Веруя в силу, но с большей верой

Сквозь них проходит юных бойцов душа,
Ведь справедливый бьётся, как чародей,
И песнь, где славится отчизна,
Сводит колени в рядах бесчестных.

Меня возьмите нынче в свои ряды,
Да не умру я смертью обычной, нет!
Чем умереть напрасной смертью,
Лучше паду я на ратном поле,

За край мой отчий кровью истечь хочу,
За край мой отчий – пусть же свершится! К вам,
О дорогие, поспешу я,
Как умирать и как жить учили!

Мечтал я часто в яви увидеть вас,
Герои и поэты былых времён!
И маленький чужак вам в радость,
И на земле мы все вместе – братья;

Гонцы победы скачут с холма: ура!
За нами битва! Край мой, живи, расти
И павших не считай, отчизна!
Нет среди них на сегодня лишних.



ДУХ ВРЕМЕНИ
DER ZEITGEIST

Уже давно ты повелеваешь мной,
Бог времени, сокрытый во мраке туч!
И всё так страшно и так дико
Рушится, сникнув, куда ни гляну.

И я, как мальчик, в землю вперяю взгляд,
Хочу забиться в щель от тебя скорей,
Скиталец бедный, где не мог бы
Ты, сотрясатель, меня настигнуть.

О дай, родитель, взором прямым тебя
Увидеть! Разве дух пробудил во мне
Не ты своим лучом? И в жизни
Ты не сопутствуешь мне, родитель? –

Даруют лозы силу святую нам;
И в нежном ветре смертных приветить рад,
Когда они гуляют в роще,
Бог-весельчак; но, всесильный, будишь

Ты дýши юных; к мудрым искусствам ты
Склоняешь старцев; и предстаёт дурной
Ещё дурнее, чтобы сгинуть,
Если его, сотрясатель! схватишь.



ВЕЧЕРНЯЯ ФАНТАЗИЯ
ABENDPHANTASIE

Перед лачугой пахарь сидит в теньке
И отдыхает! Малым доволен он;
Вечерний колокол приветно
Путника на ночь зовёт в деревню.

Вернулись в гавань грузные корабли,
И шум базаров мерно уже затих
В далёких городах; в беседке
Дружеский ужин проходит живо.

Куда мне деться? Люди живут трудом
И скудной платой; после труда – покой,
Всё в радость; почему же вечно
Ноет в груди у меня колючка?

В вечернем небе снова цветёт весна;
Всё в ярких розах; мир золотой объят
Покоем; и меня возьмите
Ввысь, облака, и, быть может, ветер

И свет развеют скорбь и любовь мою!
Но, как в испуге, прочь волшебство бежит,
Мою мольбу услышав, – темень
И одиночество, нет спасенья!

О сон, приди же! Многого чересчур
Желает сердце; но отгоришь и ты
В тревогах и мечтаньях, юность!
Ясная старость потом настанет.

 


УТРОМ
DES MORGENS

Роса сверкает в травах; вдали ручей
Спешит, бессонный; клонит, качаясь, бук
Свою макушку; в гуще листьев
Шум и мерцанье; и вот уж лижет

Край серой тучки красное пламя, и,
Предвестник утра, пламя растёт, бурля;
И, как прибой у побережья,
Выше и выше всё колобродит.

Приди, приди же, мой златоликий день,
К вершине неба – только не торопись!
О как доверчиво стремится
Взор мой к тебе, кто так щедр на радость,

Красавец, смотришь молодо и не стал
Уж слишком гордым и величавым ты;
Но ты всегда спешишь; а мог бы
Я идти рядом! – Но ты смеёшься,

Ты раззадорен: кто-то посмел с тобой
Тягаться, глупый; лучше благослови,
Ах, труд мой бренный, и да будет
Нынче безоблачным путь мой тихий.





ПОЗДНИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ

 

ВЕСНА
DER FRÜHLING

Как только снова свет земли проглянет,
Зелёный дол в дожде засеребрится,
В реке, светясь, цветенье отразится,
А после жарковатый день настанет.

Явь наслаждается различьями своими,
И небеса покоятся над ними –
С тем, чтобы человек, блеск года созерцая,
Постиг, сколь совершенна жизнь земная.

Ваш покорный слуга
Скарданелли
15 марта 1842

 

ОСЕНЬ
DER HERBST

О блеск природы в проявленье резком,
Дни радостей ушли путем неслышным,
Год завершён великолепьем пышным,
И породнил плоды весёлым блеском.

Земля во всей красе, и редко раздаётся
Шум в поле; мягок от пригрева солнца
День осени, ласкаясь; цепенеют
Широкие поля, и ветры веют

В ветвях и сучьях, шелестя над нами,
И, пустоту перемешав с полями,
Весь смысл одна картина воплотила
И в золотом роскошестве застыла.

15 ноября 1759



ЛЕТО
DER SOMMER

В долине плеск ручья, куда ни глянешь, горы,
В кольце зелёном дольние просторы.
Листва деревьев, ширясь, замирает,
Сокрыв ручей, что вдалеке играет.

А солнце лета так ласкает и искрится,
Что нега светлых дней вот-вот вся расточится,
Уже с прохладой вечер подступает,
И завершится чем, пока и сам знает.

24 мая 1758

 


ЛЕТО
DER SOMMER

Мелькают мимо дни и шелестят ветрами,
Роскошество полей мешая с облаками,
Долина краем в дальний сумрак гор зарылась,
Там, где река уже на извороте скрылась.

Тень леса, расширяясь, замирает,
Где вдалеке ручей ещё играет.
И зрим в часы такие образ дали
Таким, какие чувства нас объяли.

24 мая 1758



ЗИМА
DER WINTER

Когда невидимо скользят картины года,
Кругом зима от края и до края,
Поля пусты, взгляд мягок, и с восхода
То ветры, то дожди шумят, не затихая.

Но в завершенье года – день покоя,
Всё образумилось само собою,
А там весна уже берёт начало;
И в роскоши своей природа воссияла.

24 апреля 1849

 

ЗИМА
DER WINTER

Год изменяется, и тихо угасает
Роскошество природы, ведь не знает
Зима цветенья, дни мелькают живо,
Хотя и тянутся теперь неторопливо.

Дух жизни многолик, меняясь с временами
Живой природы; дни не схожи с днями,
За каждой новой сутью – перемена,
И всякий раз права, нужна и несравненна.

24 января 1676



ЗИМА
DER WINTER

Когда день года гаснет на прощанье
И стынут горы и поля в молчанье,
То синева небес блестит без края,
В весёлой выси звездами сверкая.

И перемен, и роскоши совсем немного,
Там, где, спеша, река течёт полого,
С роскошеством природы дух покоя
В такую пору связан глубиною.

24 января 1743


ВЕСНА
DER FRÜHLING

Проснулся день, роскошным небо стало
И сутолоки звёзд как не бывало,
Как видишь, таковы и впечатленья,
Начало года стоит восхищенья.

О горы, где ручьи блестят на склонах,
Цветущие деревья как в коронах,
Где юный год, как с праздником всечастным,
Людей сообразует с высшим и прекрасным.

24 мая 1748



ВЕСНА
DER FRÜHLING

У солнца день – не вспомнится чудесней:
Он весь в лучах и яркий, как в цветенье;
Наряд природы вызывает восхищенье,
И с нею в лад звучат псалмы и песни.

Из дола новый мир встаёт как знак привета,
И веселей часы весны с рассвета –
Сияет день; жизнь вечера угрюмей,
Как время долгих созерцаний и раздумий.

20 января 1758

 

ВЕСНА
DER FRÜHLING

Весна из глубины в жизнь входит, и дивятся
Все люди ей, и новые слова стремятся
Из душ, и в радости звучат прелестней
И праздничней рожки, псалмы и песни.

Жизнь из гармонии времён сама творится,
В ней смысл и дух природы жаждет воплотиться,
И совершенство – верх и духа, и свободы –
Рождается всегда лишь из живой природы.

Ваш покорный слуга
Скарданелли
24 мая 1758



Купить в интернет-магазинах: