Замятин Д. Н.

Парижский словарь московитов: Книга стихов. – М.: Водолей, 2013. – 192 с.

ISBN 978–5–91763–169–1

В книге представлено авторское видение поэтической стихии русского языка. Используются ассоциативные способы порождения новых художественных пространств. В основе авторского воображения – живописные, графические и музыкальные образы. Книга может быть интересна любителям современной русской поэзии, авангардных направлений в современном искусстве и литературе.




ПЕЙЗАЖИ


 

* * *

пражелть ёкающих елей
покаянно паземь лижет
проживая жизни жито
отжимая жом ножом


* * *

роями белого лая
блистает голая лыбедь
сгущая росстань лю(м)баго
пустеющим оловом пены


* * *

сутрой бархатного света
кочан коченеющий
чахлого перекати
поле
татхагата степных пятен
кочевий
исчезающих конных снестров


* * *

паливодой стоит половодье
у кострищ заливая бесёж
продвигаясь ощеренным вепрем
распаля меловую холодезь


меланхольи заснеженный ягель
притворяяся пардусом тундры
женской арктикой
ребусом жеста
застит охрою себеж и беж


* * *

мороси плащом накрываясь
уткнувшись в кустарника мощи
пеленой стариковской пастель
растеклась в полутьме балериной

воздвигая врачующий лепет
китоврасов тумана и мути
седовлас ворошится колер
пустоты возвращаясь пращой


* * *

смешком телесного сора
паутины лесной мешок
коленом темнеющей лени
о
слепнет утиная пажить

взирая позорною вервью
на верфь оскоплённого рая
юдифью растащена пазорь
где селится богом гало


* * *

в даль глядела магдалина
льдом долины занебесья
не раскаявшись дубравой
ледой пухлою степной

дьявол меленьким подвоем
колкой ветреной еланью
волочил ея бравады
солонцом горча луны


* * *

прогалин молотьба глухая
седеет глухариной тьмой
застрявшим лоном в глубине
халупа синевы бледнеет

и пластилин словес лепных
мохнатой гусеницей липнет
к веслу папирусной судьбы
влекущей снасти эхнатона



ВОПРОСЫ К ПИКАССО

 

* * *

когда ты тонкой шеей отчаянья
глядишь
гладишь
ломкие кораллы разлуки
я становлюсь древесным слепым кольцом
каменеющим
желтеющим
забывающим


* * *

три несомненных глаза
несомые двойным носом
единым сном слова
впрочем
чем смотреть мимо собственного лица
нарисуй мне
звенящую линию зноя


* * *

в лоне востока обидой делясь
представая
жарой комаром бирюзой
как выбрать
неспящие игры пажей дурачков
на гуще ночной
щекотливой
гадая


ЭКФРАСИС

амазонка
застывшая задумчиво
амазонкой
чудес эротической зоной
донельзя
лук мощнодревесный напрягшая

стой

жестом поникшая разом
мангровым лесом глаз
тысячью плато
двигаясь


* * *

превращения вращения
слишком тяжёлых рук
угнетающих тело судьбы
дырчатый воздух звуков глазастых
облитых нескромною жидкостью тени
и кто-то
раскисшим пятном дон-кихота
пронзает события тощую супесь


КОРРИДА

коррида набычилась
померкшей синей луной
торрерос цветёт
уклончивым силуэтом
жёлтые краски и ласки
секущие грохот арены
растают растущей звездой
криков чернеющих крови


* * *

умная мягкость отрубленной головы
войлоком летящей в
острый угол чьей-то надежды
чьи вежды распластаны
влажным подобием крови


* * *

мечта и ложь на ложе
возле спящего минотавра
владеющего сталью насилий

но сердце умирает позже
чем страх и ненависть
в лас-вегасе


* * *

добрая морда задумчивого тела
поднявшегося на дыбы удивления
недоумения
склонившегося на опушке
скопом нечаянной ереси
стекающей
завтраком на траве


* * *

вполоборота
единственная тень
судороги соития взглядов
безумие линии
падающей ножом
заточенного песка


* * *

карамель залесённых подмышек
удивлена наивностью верхней до
до белизны бесцветья
и сока сосков малины


* * *

три гримасы каменной жары
цветущие вопросом
нагретого сверх меры средиземноморья
среди
чёрной зелени треугольников и
ромбовидной голубизны


* * *

лицо стреляет нотой ре бемоль
границей ночи клавиш
ограняя лето печальных тропиков
невидимым румянцем
умирающего
антика


* * *

три грации внутри сосуда
непредвзятого секса
стыда
обнажённого месту ничто

и крупинки рассыпанных глаз
висят воздухом зелёного винограда


 

ЧАНЬ-БУДДИЗМ

 

* * *

нарочитое детство дерева
дань дуновения сада
статус темени мира
хмарь и хмарь и
хмарь


* * *

горящая классика безветрия
черноты
чань-буддизм древесного луча
угля
лай горловой кочёвки
окраины
о
тарас бульба сараев и
дач
к чести чумазых язычников
свана
о


* * *

масло и шёлк дождя
растение и качели голоса
глосса горла-луча
звенящего
гарлемом места без ночи

очнись


* * *

тело-дыхание железа
мокрого от слёз ветра
ржавого червоточиной
пустыни
пỳстыни струящейся
вечностью песка
плеска
лески натянутой
внутренней искрой воды


* * *

точка удалённой пустоты
колет миллионом лет
благословенной теми
древний ужас пространства
в травянистую трубку времени

как сжалось сердце пустоты
история взгляда в никуда


* * *

блеск и стрела тени
дрожь бытия в полдень
неподвижность
и расширение образа
высоты воды
падающей внутрь себя
круг и сфера травы
ранящей руки речей
и рек
вот себя увидеть
как дом и донжон
отражений неба


* * *

глубокого неба рыбьи глаза
плывут холодея лакуной
свеченья
и сферою тысяч древесных
колец
пульсируют жабры чужих
облаков
латунной листвою закат
состоялся
радея взрываются брызги
холмов
и дном тесноты окружённой
молчаньем
скользит заторможено
рощ
чешуя


* * *

внезапное молоко тьмы
течет и теряет пространство
истоки мерцающих точек
блестят очками вселенной
частокол и лёд приближения
стекло отдалённых ладоней
ветра потока и всполоха
мерный-и-медный китай


* * *

перуном полдня опоясан
асана серого крыльца
как стёсан сверком
перелеска
ласкаясь злыднем в
одночасье


* * *

как тело
воды
раскаясь
теченье
зелени
лиясь
лаяй и шорохи небес
бастарды
ветра
может быть
и джаза
капля


* * *

яйцо ночи залегло
затонуло
дичь-течь влаги
подёрнутой
жаждой щебня и
щавеля
лямбда ночи
лечи
лети


* * *

случайные вечерние огни
волнуются среди древесных ветвей
схваченных
суматошным
ветром


* * *

хрусталь и снег
мокрой волшебной листвы
под
фонарём


* * *

кэролл отсутствующих звёзд
рассохшихся лествицей слов
тюркской ночи латиницей
пакетов
молочный
беккет


* * *

росчерк чердыни чирей
гирей рама прыжок
всадник тонущий камой
речи шелест жнивьё


* * *

свят
сети
свет
слиясь


* * *

утопия топот пифии
баута усталого чтения
место хохота черни
серебро утонувших испаний

фа


* * *

переключатель тела света
вопрос зеркальной тени
танцы тайных речей
в реке растаявших мест

нити небесных пятен
тараны рулад без солнца
ливни белёсых пляжей
ложе костра и пепла


* * *

как околоток поднебесья
молоко разума движется
раскаиваясь золотом и кровью
распятого небом пейзажа

где бы выровнять дороги
света
текущего водяной
мандалой
далай-ламой без признаков
бегства
в дао

Купить в интернет-магазинах: